hand_file (hand_file) wrote,
hand_file
hand_file

Битва за голоса. Отступать некуда!

Оригинал взят у naganoffв Битва за голоса. Отступать некуда!
На поле боя - затишье перед бурей. Самое время оценить диспозицию.

Судя по результатам парламентских выборов 2007 года, «ресурс» фальсифицируемых голосов (по открепительным удостоверениям плюс голосование на дому) по всей России составляет не менее 11,5 млн. Учитывая, что общее число избирателей в стране составляет почти 110 млн. чел., это автоматически даёт почти 10,5% голосов на выборах при условии 100-процентной явки, а если исходить из 63,7 % (как было в 2007 г.) – то плюс 16% голосов в пользу определённой партии.

Однако, насколько можно судить, на нынешних парламентских выборах полным ходом идёт подготовка к ещё более чудовищным фальсификациям, чем даже в 2007 г. В первую очередь, об этом говорит факт, что количество выдаваемых открепительных удостоверений в целом ряде регионов выросло в 5—10 раз по сравнению с 2007 годом, а в Брянской области - в 20 раз больше. Также рекордсменами по соотношению количества избирателей к тем, кто будет голосовать по открепительными, помимо Брянской, стали Тульская, Костромская, Нижегородская области, Алтайский край и Чукотский автономный округ.

Какой результат будет по всей стране, учитывая, что от 1% до 2,5% от числа избирателей каждого региона получили открепительные удостоверения? В пересчете на итоговые результаты голосования это означает, что при явке в 50% эти два процента избирателей с открепительными удостоверениями в совокупности превращаются в 4% голосов за определенную партию, а на отдельных территориях - до 5—8% за определенную партию.

Больше всего открепительных удостоверений было выдано в Тульской области: их получил 30 541 избиратель, что составляет 2,4% населения региона. В Ульяновской области голосовать по открепительным захотели 2,2% избирателей (24 266 человек), в Астраханской — 2% (15 434 человека), в Новосибирской области — 2% (42 806 человек), в Ямало-Ненецком автономном округе — 1,9% (6907 человек), в Чувашии — 1,9% (19 114 человек), в Краснодарском крае — 1,8% (69 936 человек), в Брянской области — 1,8% (19 206 человек), в Калужской области — 1,8% (14 724 человека), в Челябинской области — 1,8% (50 118 человек).

Также опасения вызывает ситуация в еще 18 регионах. Больше одного процента избирателей получили открепительные удостоверения в Саратовской области, Хакасии, Якутии, Алтайском крае, Амурской, Владимирской, Ивановской, Кемеровской, Кировской, Костромской, Нижегородской, Новгородской, Тамбовской, Тверской, Тюменской областях, Москве, Чукотском автономном округе и Ханты-Мансийском автономном округе.

Общее количество выданных открепительных удостоверений приближается к полутора миллионам.

Очень важной задачей, стоящей перед властями, является обеспечение максимальной пассивности электората. В этих условиях стопроцентно ошибочной является стратегия бойкота выборов. Тем, кто считает иначе, я предлагаю задуматься: а почему власть так радуется бойкоту? Почему власть очень хочет снизить реальную явку, чтобы как можно больше избирателей бойкотировало выборы? Как, в таком случае, кто-то может считать стратегию бойкота верной, если эта стратегия является самой удобной для власти?

Вот kungurovпопытался концептуально обосновать, что «Кремль будет в восторге, если явка случится высокой - именно в этом случае фальсифицировать легче всего. Объясняю на пальцах: махинируют обычно лишь в пределах явки. Нагнать явку за счет "мертвых душ" можно, но хлопотно, да и ресурс этот небольшой. Ну, пусть даже 5%.

…явка фиксируется в ходе голосования, в реальном времени выводится на табло в ЦИКе, соответственно нарисовать явку в 70%, если пришли голосовать 20%, не удастся. Опять же, вскрыть фальсификацию данных о явке проще простого, ведь избиратели расписываются при получении бюллетеня, в то время как сами бюллетени обезличены. Бывает, что некоторые кандидаты пытаются воспользоваться своим правом на пересчет голосов. Впарить им комплект "правильно" оформленных бюллетеней через несколько дней после выборов очень просто, а вот как предъявить им списки избирателей с подписями последних? Конечно, теоретически можно подделать сотни подписей избирателей по конкретному участку и сотни тысяч по округу, но практически это - сизифов труд
».

Всё это бездоказательно, но настолько безапеляционно, что у неопытных избирателей может вызвать ощущение прописной истины, которую для них – дурачков – разжёвывают. Поэтому придётся разъяснить, что дело обстоит иначе.

Во-первых, вызывает умиление святая уверенность в том, что цифры о явке, выводимые “на табло в ЦИКе”, соответствуют действительности. Это вообще ничем не обосновывается – подано просто как данность, не требующая не только обсуждения, но даже и осмысления.

Во-вторых, не меньшее умиление вызывает вера в то, что, раз избиратели расписываются в получении бюллетеней, то и вскрыть дальнейшие фальсификации (допустим, в виде вброса бюллетеней) очень просто. Мол, не станут участковые комиссии подделывать подписи избирателей – это слишком сложно, да и почему-то это – “сизифов труд”.

Несерьёзно. Точно так же, как несерьёзно и голосовать за партии, заведомо не преодолевающие 7-процентный заградительный барьер.

Если какая-то партия получит 10%, другая 20%, а третья 40%, то это не значит, что ровно такие проценты от общего числа думских мандатов эти партии и получат. Они получат больше — скажем, 11%, 22% и 44% — за счет голосов, отданных тем, кто проходной барьер не преодолел, а также за счёт избирателей, испортивших бюллетени. Все эти «непроходные» голоса отправляются в общий котел, из которого перекладываются партиям, прошедшим в Госдуму, пропорционально их результату. Если в этом котле окажется «излишков» на 6%, то победитель может получить лишние 3%, а его конкуренты по 1%. Если же в котле окажется 10%, то результат победителя может увеличиться на 5%, а остальным достанется чуть более 1% или чуть более 2%.

При желании каждый может составить дробь, чтобы прикинуть, сколько после перераспределения получит та или иная партия. Для этого в числитель надо поставить ее процент, полученный на выборах, а в знаменатель — общую сумму эффективных голосов (то есть отданных за партии, прошедшие в Госдуму). Таковых голосов обычно бывает от 92% до 96%. Чем больше голосов отправлено в котел для перераспределения (назовем их «потерянными» голосами), тем меньше этот знаменатель (допустим, он будет не 96, а всего лишь 92) и тем больше итоговый процент у прошедшей партии, то есть больше голосов после распределения она получит. Максимальный же прирост получит партия-победитель. Ей достанется наибольшее число «потерянных» голосов.

Отсюда простые выводы. Если вы испортите бюллетень, допустим, перечеркнув его, вы, безусловно, выразите свою гражданскую позицию. Вы увеличите процент испорченных бюллетеней и тем самым покажете стране и миру, что не согласны с нынешней системой выборов или не верите ни в одного из их участников. Но знайте, что ваш голос и голоса ваших единомышленников все-таки достанутся участникам выборов, а большинство этих «потерянных» голосов достанется победителю.

Если вы голосуете за партию, которая, на ваш взгляд, может не преодолеть проходной барьер, то вы, безусловно, поможете своей партии. Например, она может получить государственное финансирование. Вы можете показать, что эта партия имеет поддержку, отличную от статистической погрешности. При большом везении, даже если кажется, что сейчас ей далеко до 7%, она может получить 5% и составить мини-фракцию. То есть, провести в Думу одного-двух депутатов. Но знайте при этом, что ваш голос и голоса ваших единомышленников попадут в тот же котел «потерянных» и достанутся призерам избирательной гонки. Если же партия получит 5%, то к перераспределению в пользу больших партий пойдут дополнительные 5% думских мест — не считая вышеупомянутых «потерянных» голосов из общего котла. Причем максимальную прибавку получит партия-победитель.

Предполагаете, что наблюдателей не хватит на все участки, а значит, предотвратить фальсификации всё равно не удастся, а потому идти на выборы смысла всё равно нет? Если и так – то только из-за организационной неспособности партий, а не из-за нехватки желающих быть наблюдателями. По всей стране - около 100 тыс. избирательных участков. За ходом голосования 4 декабря по всей России будет следить более 400 тыс. наблюдателей от всех партий, не считая “Единой России”. 27 тыс. из них - в Москве. Самое большое количество наблюдателей и иных представителей (членов избиркомов разного уровня с правом решающего и совещательного голоса) - у КПРФ: 264 тыс. человек по всей России (три-четыре представителя на каждом участке). 10,5 тыс. человек с 800 видеокамерами – в Москве, где расположено 3347 избирательных участков.

У “Справедливой России” имеются 7794 представителя, в том числе и в статусе наблюдателей. Кроме этого, в арсенале у них 845 камер и 100 мобильных групп с адвокатами. ЛДПР выдвигает 3300 человек, а по всей стране — более 95 тыс. «Яблоко» располагает 4 тысячами человек, из них в Москве – 1000. «Патриоты России» отрядили 3000 сторонников.

И это – не считая 650 иностранных наблюдателей от БДИПЧ ОБСЕ, ПАСЕ и других структур.

В общем, получается примерно 4 человека на каждый участок – этого, теоретически, вполне достаточно, чтобы зафиксировать и попытаться предотвратить любые возможные фальсификации на каждом участке в стране.

С другой стороны, партиям, кандидатам, наблюдателям и избирателям противостоят практически все муниципальные и региональные администрации (помимо федерального центра), в систему которых фактически встроены участковые, территориальные и региональные избирательные комиссии. Их руководители и рядовые члены, в основном, подконтрольны администрациям, поскольку занимают должности руководителей или сотрудников различных муниципальных и государственных учреждений и предприятий, а также формально частных организаций, аффилированных (тем или иным образом) с кандидатами от одной из партий. В течение дня голосования они регулярно отчитываются перед администрациями, докладывают явку избирателей. У них есть поставленные перед ними задачи – и они обязаны их исполнить. Кстати, этот же ресурс – бюджетники, сотрудники подконтрольных организаций – является и основой для иных многочисленных технологий фальсификаций.

Я уже приводил как-то весь набор нарушений, переработанный мной на основе данных Ассоциации «ГОЛОС», и считаю не лишним повторить его ещё раз:

1. Принуждение бюджетников и работников частных фирм, аффилированных с кандидатами от определенной партии, к получению открепительных удостоверений, в т.ч. с дальнейшей передачей их другим лицам и использованием для голосования (в т.ч. неоднократно на разных участках).

2. Изготовление неучтенного тиража или просто фальшивых открепительных удостоверений, которые затем используются на разных участках.

3. Присутствие в помещении для голосования сотрудников муниципальных администраций, отдающих руководящие указания членам УИК.

4. Голосование за других лиц по сговору с определенными членами УИК, в т.ч. лиц с «временной регистрацией», или вообще гастарбайтеров.

5. Массовая доставка избирателей, совмещенная с агитацией или подкупом.

6. Вброс бюллетеней в ящики для голосования, в т.ч. до открытия участков (специально для этого у нас ящики и не делают прозрачными).

7. Агитация в помещениях для голосования или около них.

8. «Карусель» (вынос избирателем своего бюллетеня из помещения для голосования с последующей передачей его другому избирателю, который его заполняет «правильным» образом и опускает в ящик).

9. Нарушение тайны голосования (зависимых работников заставляют фотографировать на мобильный телефон бюллетень с проставленной галочкой – в этом случае рекомендуется прихватить с собой небольшой кусочек чёрной нитки, чтобы сложить его в виде галочки на лежащем бюллетене в нужном квадратике, сфотографировать, а затем уже спокойно проголосовать за любую другую партию).

10. Голосование вне помещения избирателей, которые не были записаны в реестре при выезде (выходе) группы членов УИК на голосование вне помещения для голосования.

11. Иногда реестр вообще не составляется, а выездное голосование проводится прямо по неким спискам, поступившим в УИК.

12. «Отлов» избирателей вне помещения для голосования с просьбой проголосовать в переносной ящик, либо «поквартирный обход», либо просто тупой вброс бюллетеней в переносной ящик.

13. Незаконное удаление наблюдателя, члена УИК с правом совещательного голоса по предлогу, что он якобы препятствует работе комиссии (это элементарно фабрикуется).

14. Совмещение последовательных этапов подсчета голосов членами УИК.

15. Подмена бюллетеней при подсчёте (бюллетени за другие партии подкладываются в пачку бюллетеней с голосами за определенную партию, и только ручной пересчёт бюллетеней по далеко не гарантированному решению суда сможет выявить это).

16. Проставление на бюллетенях дополнительных «галочек» во время подсчета, чтобы сделать их недействительными.

17. Одновременное оглашение содержания двух и более избирательных бюллетеней.

18. Несколько членов УИК одновременно просчитывают количество бюллетеней, отгибая уголки бюллетеней в разных пачках.

19. «Подгонка» контрольных соотношений в итоговом протоколе.

20. УИК не рассматривает поданную жалобу, не составляет письменного решения, не прикладывает жалобу к протоколу, не указывает количество поступивших жалоб в протоколе.

21. Отказ выдать заверенную копию итогового протокола до отправления его в ТИК, или отказ заверить эту копию надлежащим образом.

22. Изменение строк итогового протокола, содержащих данные о количестве голосов, набранных кандидатами или партиями.

23. Составление «повторного» итогового протокола, без вызова наблюдателей и членов УИК.

24. Остановка работы комплекса обработки избирательных бюллетеней.

25. Фальсификация итогов голосования в ТИК.

26. Итоговый протокол вообще заполняется «нужными» данными только в ТИК, при этом могут быть использованы бланки, в которых проставлены или подделаны подписи членов УИК.

27. Итоговый протокол заполняется в УИК, наблюдателям выдается его заверенная копия. В ТИК протокол переделывается, первичный протокол уничтожается. В случае судебного разбирательства утверждается, что первая копия является недействительной или подложной, добытой ненадлежащим способом. Более тонкое применение такой технологии предполагает умышленно неправильное заверение копии протокола (не указываются нужные реквизиты заверения, не фиксируется выдача протокола в реестре выдачи копий протокола).

28. Протокол заполняется в УИК, наблюдателям выдается его заверенная копия в надлежащем порядке. Затем без присутствия наблюдателей и большинства членов УИК составляется «повторный протокол» в связи с якобы обнаруженными описками или ошибками. Последние ставят свою подпись либо задним числом, либо их подписи подделываются. Разновидностью этой технологии является «повторный подсчет голосов».

29. Манипуляции при вводе данных в ГАС «Выборы». Подробнее – здесь: http://besttoday.ru/posts/4314.html

В северокавказских регионах ситуация попроще. Там, видимо, просто на участки мало кто приходит вообще, а сумасшедшие показатели явки (90-100 и даже более процентов избирателей) и дальнейшие столь же стопроцентные показатели в пользу одной из партий, насколько можно судить, являются на эти же сто процентов вымышленными. Будь моя воля – я бы предложил направлять всех международных наблюдателей, в первую очередь, в северокавказские регионы, особенно в Чечню, чтобы они там смогли в полном объёме насладиться степенью соответствия суверенного избирательного процесса международным избирательным стандартам. Думаю, те чувства, которые бы они испытали там при наблюдении, запомнились бы им на всю оставшуюся жизнь.

Кроме того, 4 декабря в столице ожидается до 15 тысяч участников движения "Наши", которые собираются голосовать по открепительным удостоверениям. Кто сможет гарантировать, что они не будут делать это неоднократно, перемещаясь по разным участкам? При этом более 10 тысяч иногородних студентов и аспирантов в Москве не были включены в избирательные списки по адресу регистрации в общежитиях. В числе невключенных и учащиеся МГУ – в общежитиях которого уже разместились тысячи активистов движения “Наши”.

Такова диспозиция. Слабая, ручная и раздробленная оппозиция. Отработанная система избиркомов, встроенная в вертикаль власти. Тысячи нарушений, вошедших в норму. Никаких наказаний, потому что прокуратура и суды тоже входят в вертикаль. Наглая раздача целевых установок – сколько процентов, кто и где на выборах должен получать, кто должен быть зарегистрирован – а кто не должен. Кто должен быть лидером какой-то партии – а кто нет. Осуществляется уже даже не просто подкуп – а (пожалуй, впервые в мировой практике) шантаж избирателей под угрозой отказа в выделении бюджетных средств или их уменьшения. И это – всё то, с чем мы сталкиваемся сегодня. Каждый день мы видим это. Наступает предел.

Что это значит? Диспозиция не в нашу пользу, даже несмотря на 400 тыс. наблюдателей и широкомасштабное общественное недовольство. Следует признать: силы, безусловно, неравны. Не из-за того, что за нами меньшинство (большинство - как раз за нами), а лишь благодаря изощрённому набору нечестных и незаконных способов целенаправленного искажения результата подсчёта голосов.

В таких условиях многие могут ещё раз упорно возразить: так в чём же смысл идти на эти выборы? Это что – выборы, что ли? Может, ещё предложить играть в карты с шулерами? Да у них в колоде - 29 тузов! Выиграть нереально.

Пусть так. Но тогда я вспомню:

- У нас мало воинов! Нам не победить армий Мордора!
- Нет, не победить. Но мы вступим с ними в битву всё равно.


Потому что нам некуда отступать.



Map

Subscribe

  • Умер Максюта Н.К.

    В одной из московских клиник от коронавируса умер Николай Кириллович Максюта - бывший с 1996 по 2009 г. главой администрации Волгоградской области.…

  • Сдулась остановочка

    В моем городе сдуло остановку автотранспорта. Опять ветер виноват.

  • О местечковом хамстве единоросов

    Руководители волгоградского отделения "Единой России" на заседании областной думы не дали выступить депутату от КПРФ Михаилу Таранцов. Очень не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments